Экскурсия
«Заселение Кубани и быт казачества».

Ребята, сегодня мы проведём для вас экскурсию на тему «Заселение Кубани и быт казачества».

Кубань, на которой мы живём, - это территория Краснодарского края, который расположен на юге нашей страны. На севере он граничит с Ростовской областью, на востоке – со Ставропольским краем, на юге – с Абхазией, с запада омывается Чёрным и Азовским морями.

Территория нашего края – 83 тыс. 600 кв. км. Природные условия Кубани очень богаты – это тёплый климат и близость Чёрного и Азовского морей, обширные степи и высокие горы, богатый растительный и животный мир.

Вот как об изобилии и щедрости родного края писал кубанский поэт Николай Краснов:

Дивна ты, Кубань, дочь степного раздолья,
Как песня казачья, светла и вольна,
Кавказские горы в твоём изголовье,
У ног твоих плещет морская волна.
Чуть утро за гребнями гор загорится,
И щёки твои подрумянит заря,
Под ветром качнутся колосья – ресницы,
Раскроются очи – степные моря.

Всё это вместе взятое создало условия  для появления и расселения на Кубани человека с древнейших времён.

Однако планомерное заселение началось при царствовании Екатерины II, в то время, когда Россия вела удачную войну с Турцией.

Войсковой старшина Антон Головатый (вот вы видите его на снимке) в июне 1792 года отправился к Екатерине II просить разрешения на переселение запорожских казаков на новые земли.

И в 1792 году началось переселение Черноморского войска из-за Буга на Кубань. Первыми прибыли Чёрным морем на гребной флотилии (50 лодок, яхта, бригантина и 11 транспортов) пешие черноморцы с артиллерией и заняли Таманский полуостров, охраняемый Кубанским корпусом.

Вот как описывает В.Соловьёв прибытие казаков в Тамань: «В жаркий день 25 августа 1792 года часовой, ходивший по валу фанагорийской крепости, заметил в мареве моря со стороны обрывистых берегов Крыма множество парусов. Время было тревожное, ибо Османская империя, как в те годы называли Турцию, постоянно грозила высадкой десантов в Крыму и Тамани. Поэтому часовой вызвал свистком караульного начальника, который, взбежав на вал, тут же бросился докладывать о неизвестных кораблях местному коменданту. Командир 1-го батальона Таврического егерского корпуса премьер-майор Розенберг, лично удостоверившись в подходе целой флотилии парусно-вёсельных судов, приказал дежурным сигналистам подать сигнал тревоги. Барабан рассыпал тревожную дробь над обрывами Тамани, и из казарм выбежали толпы егерей, спеша стать в строй у ворот крепости.  «Пальба будет! – закричал Розенберг. – Заряжай ружья!» Затем по команде Розенберга егеря побежали к береговым обрывам и залегли, чтобы огнём своих штуцеров прикрыть старинную пристань и устья лощин, спускающихся к Таманскому заливу.

Между тем суда, ловя парусами боковой ветер, медленно приближались. С самого большого из них, несущего яхтовое вооружение, вдруг ударила пушка, и на мачту медленно пополз Андреевский флаг… А суда, спустя паруса и резко взмахнув вёслами, стали подходить к пристани. И вот на обрывах Тамани запестрели толпы вооружённых людей в живописных одеждах. С удивлением смотрели егеря на неведомых воинов, высадившихся на берега фанагорийского острова, на земле бывшего здесь в древности Тмутараканского княжества».

Тем временем Кошевой атаман Захарий Чепига (сменивший погибшего Савву Белого), шёл с тремя конными и двумя пешими пятисотенными полками, семейными казаками и Войсковым обозом сухим путём и, обойдя Азовское море, к границам Кубани прибыл осенью 1792 года. Несмотря на такое организованное  переселение черноморцев, на новое местожительство перешло не всё население Войска. Одни из казаков, прочно осевшие в южной России и за Бугом, сами не пошли на Кубань; другие были так бедны, что у них просто не было средств на переселение; а третьи, при сильнейшей поддержке местной администрации, не пустили местные власти.

Так в 1792 году на месте Боспорского царства и Хазарского каганата, на территории Тмутараканского княжества и Крымского ханства возникло Черноморское казачье Войско, обладающее собственной земельной территорией и правами, сложившимися исторически в порядке казачьих обычаев.

В честь этого события в 1911году (спустя 119 лет) благодарными потомками казаков на берегу моря у Тамани был сооружён памятник, макет которого сделали наши следопыты (показать и зачитать надпись).

Бронзовый памятник  простому казаку и в то же время Антону Головатому  стоит на скале, на обратной стороне которой написаны слова из песни войскового судьи:

И увидели очи казацкие
Диво в рассветную рань:
- О, цэ ж горы Кавказские!
- Ось тоби и Кубань!
Обнял Харьку Чепигу
Антон Головатый:
- Ой, годи ж нам журытыся,
Пора пэрестаты!
На Кубани жить –
Вирно служить,
Граныцю дэржаты,
Рыбу ловыть,
Горилку пить,
Ще й будэм богаты!
Та вже трэба и женытыся
И хлиба робыты,
А хто прыйде из нэвирных –
Як ворога быты!..

(Н.Краснов, цитирует слова из песни А.Головатого)

С наступлением весны черноморцы начали заселение Кубани. В мае 1793 года в устье Лабы была построена Усть-Лабинская крепость. Занимая казачьими кордонами кубанскую границу, кошевой атаман Чепига стал лагерем на Карасунском куте, где и назначил место под строительство Войскового града.

Войсковая Рада (август, 1793г.) одобрила действия атамана. Приняв решение устроить здесь Войсковую резиденцию, как центральный пункт управления, и назвать её «градом Екатеринодаром в достопамятное воспоминание Имени Жизнедательницы Екатерины Алексеевны».

К осени 1794 года начали основываться  первые поселения и станицы. Общая территория, отведённая казакам на Кубани, составляла 2 855 996 десятин, и вот на этой территории разместились 40 куреней (38 с историческими названиями, вынесенными из Запорожской Сечи, и два новых – в память Екатерины II и Березанского сражения): Батуринский, Ирклиевский, Медвёдовский, Васюринский, Каневской, Мышастовский, Сергиевский, Величковский, Кисляковский, Незамаевский, Тимашевский, Деревянковский, Кореновский, Пашковский, Уманский, Корсунский, Динской, Крыловской, Пластуновский, Щербиновский и др. В числе этих 40 куреней на реке Кирпили разместились 4 куреня: Платнировский, Тимашевский, Сергиевский, Роговской. Места для куреней распределялись по жребию. Своё название наша станица получила от поселения, существовавшего в Запорожской Сечи.

При основании нашей станицы никакой планировки не было. Первые хаты ставила не одна семья и не группы однофамильцев, а так называемый курень, в котором состояли десятки казаков с различными фамилиями и именами.

Такие казачьи поселения окапывали обыкновенной канавой, на земляную насыпь клали срубленные кусты колючего тёрна, а по углам ставили земляные батареи. При въезде в станицу над воротами находилась вышка, с которой можно было обозревать окрестность станицы, вовремя предупреждать нападения. Между станицами на возвышенных местах устанавливались казачьи посты для наблюдения неприятеля. На посту стояла высокая вышка (вот как на этих фотографиях).

Днём тревога возвещалась с неё сигнальными шарами, а ночью зажигали жердь, обмотанную пенькой и залитую смолой. В самой станице тревогу поднимали сигнальными выстрелами, частым церковно-колокольным звоном. Боевая жизнь отвлекала казаков от хозяйства, поэтому и домашние, и полевые работы часто ложились на плечи казачек, которые были сильными, работящими и бесстрашными женщинами.

Постепенно станица всё больше и больше развивалась: и в  1875 году в ней было уже 864 двора, 4 785 жителей, 1 церковь, 11 лавок, 6 кузнец, 18 ветряных и 3 водяные мельницы, 2 бондарных и 5 кожевенных предприятий. Социальное положение казаков было разное. Посмотрите на эту фотографию, на ней вы видите хозяйство казака-бедняка. На соломенной крыше сарая мы видим его старую казачью черкеску с наградами, но земли у этого бывшего воина так мало, что урожая едва хватало на то, чтобы прокормить семью, и ничего не оставалось для улучшения хозяйства. Богатые казаки владели большой частью земли, хорошим инвентарём, рабочим скотом: лошадьми, быками. Совсем по-другому выглядят их дома.

Казаки всегда были глубоко верующими людьми. В каждом курене обязательно строилась церковь. Сначала в Платнировской была деревянная церковь, она находилась в сквере на улице Красной, затем сгорела. В 1900 году был основан новый храм. Для его строительства выбрано самое высокое место в станице. Архитектором стал И. Мальгерб.   Строительство продолжалось шесть лет. И вот в 1906 году колокол весом в 135 пудов возвестил станичникам о первом богослужении. В 1930 году храм закрыт, а в 1990 году возвращён Русской Православной Церкви. И в 2000 году началось его восстановление.

А теперь, ребята, вы можете рассмотреть утварь, которой пользовались казаки и казачки. Вот элементы женской одежды: вышитая рубаха, передник. Мужская одежда состояла из черкески с газырями, бешмета (рубашки), тонкого серебряного пояса, кубанки, башлыка.

Это орудия труда: цеп (им молотили зерно), рогач, коромысло, вилы и др.

Девочки с 10 – 12 лет начинали себе готовить приданое:  ткали на ткацких станках и вышивали рушники, пряли шерсть на прялках, вязали носки и другие тёплые вещи.

Посуда в основном была глиняная: глэчики, миски…

Мебель: украшением хаты была кровать (рассмотреть, рассказать из чего состоит убранство кровати).

Интерактив: ребятам экскурсоводы предлагают погладить рушник с помощью рубеля и качалки, разной формы утюгов и т.д. 


Текст, представленный на данной странице, Вы можете скачать в формате Microsoft Word.